Управляющая сетью World Gym: «Мы мыслим категорией ценовой войны»

Управляющая сетью World Gym в РФ Ольга Киселева рассказала, чем продиктовано внимание государства к отрасли, какие проблемы тормозят развитие рынка, почему не все новые форматы клубов «взлетают» и о потенциале программ для клиентов серебряного возраста

Ольга Киселева (Фото: пресс-служба компании World Gym)
Ольга Киселева, которая не только управляет World Gym, но и возглавляет российскую Ассоциацию операторов фитнес-индустрии, поговорила с MarketMedia.

Окончила экономический факультет МГУ им. Ломоносова, кандидат экономических наук. Получила дополнительное образование в Университете Сорбонны (курс Faculte Libre des Sciences de la Communication) и по специальности «PR-технологии» на факультете журналистики МГУ им. Ломоносова. В фитнес-индустрии с 2000 года. Руководит сетью фитнес-клубов World Gym в России со дня основания в 2005 году. С 2017 года возглавляет Ассоциацию операторов фитнес-индустрии.

World Gym

История развития международной сети фитнес-клубов World Gym насчитывает более 40 лет. Основатель сети — обладатель многочисленных титулов и наград престижных конкурсов по бодибилдингу Джо Голд. Сеть представлена в 18 странах, имеет около 200 клубов, в том числе семь в России. В России мастер-франшиза принадлежит Ольге Киселевой.

 
— Ольга, недавно в законе «О физической культуре и спорте» появилось определение, что такое фитнес-центры. С одной стороны, это достижение. С другой — многие ваши коллеги недовольны законом.

— У индустрии было ожидание, что внесенные в закон «О физкультуре и спорте» правки сделают фитнес отдельной отраслью. Но этого не случилось. По итогам третьего чтения мы получили только определение, что такое фитнес-центры. Это инфраструктурные изменения. Это хорошо, потому что это хоть что-то. Произошла, так сказать, идентификация. И это важно, потому что отрасль существует давно, и сдвинуть глыбу с мертвой точки нужно было каким-то движением. Появившееся в законе определение — и есть это движение, и оно нас, Ассоциацию операторов фитнес-индустрии, пока устраивает. Вопрос в том, что если бы нас идентифицировали как отрасль, было бы намного лучше.

С другой стороны, плюс поправок в том, что теперь у нас появятся профстандарты. Фитнес — это услуга, услуга — это люди, которые ее оказывают, а люди должны быть профессиональны, должны не навредить, быть клиентоориентированны. То, что люди, работающие в отрасли, будут квалифицированы, — это хорошо. Самих стандартов еще нет, их только будут создавать. Тут, правда, странная ситуация: будут разрабатывать профстандарты в фитнесе, но в законе дано определение не фитнесу, а фитнес-центрам, и получается, что речь идет о профстандартах в фитнес-центрах. Такая ситуация возникла, скорее всего, из-за того, что в процессе обсуждения правок Госдумой были внесены какие-то изменения, которые не очень коррелируются с тем, что уже есть.

И еще странность с профстандартами в том, что их только разрабатывают, а мы их уже разработали. На протяжении последних полутора лет представители отрасли встречалась на разных площадках, обсуждали и в итоге написали профстандарты, затем отправили их в Минтруд, и они там повисли. Мы не знаем их судьбы. Но так как сейчас опять возникла необходимость в профстандартах, то наши разработки, по всей видимости, найдут и, возможно, примут, потому что мы сделали профстандарты, которые отвечают задачам бизнеса. Соответственно, после того как профстандарты будут приняты, они должны пройти одобрение в четырех министерствах. После этого они станут обязательными для государственных физкультурно-оздоровительных комплексов. Для коммерческих они будут рекомендательными какое-то время и только потом станут обязательными, во всяком случае так нам говорят и Минспорт, и Минтруд.

Поэтому паника, которая сейчас поднимается в отрасли в отношении профстандартов, неоправданна. Для коммерческих организаций профстандарты будут внедрены не сейчас, а года через три минимум, а может, и позже. Хотя на самом деле стандарты нам нужны. То, что есть в крупных, эффективно работающих фитнес-сетях, — это все есть в тех профстандартах, которые мы разработали. Если их не сократят или не модифицируют на каком-то этапе какого-то из министерств — будет отлично, если сократят — останется хоть что-то адекватное тому, что мы хотели.

— В индустрии звучит много недовольства Трудовым кодексом. Это проблема?

— Если сотрудники работают в рамках трудового договора — фитнес-центры платят социальные налоги, а это почти 40%. Сети, которые работают вбелую, а это крупные сетевые проекты, у которых все бизнес-процессы выверены, разумеется, платят эти налоги. Все мелкие (компании. — «РБК Pro»), которых много — на рынке всего 26% сетевиков и 70% — ноу нейм — пытаются оптимизировать расходы. К примеру, возникли ИП — хорошая тема, стали заключать с ИП гражданско-правовые договоры и не думать ни о чем. Но вопрос же в том, что в налоговой все понимают. До какой-то поры на это смотрят сквозь пальцы, а потом идентифицируют такие договоры как трудовые отношения и доначисляют все налоги по полной программе. Такого рода примеры есть. И потому на эту тему многие небольшие компании мандражируют, понимая, что у них могут возникнуть серьезные проблемы. Сейчас возникла тема самозанятых, вроде бы выход, но проблема останется та же.

— Как ее решать? Внести для одной отрасли изменения в Трудовой кодекс — это кажется нереальным.

— Это нереально. Но дорогу осилит идущий. Мы тоже никогда не думали, что какие-то изменения удастся внести в закон о физкультуре и спорте. Когда нас стал собирать Колобков (министр спорта РФ. — «РБК Pro»), мы были очень удивлены.

— А есть догадки, почему вдруг на вас обратили внимание?

— Думаю, да. У министерства есть КРI: 55% населения, согласно майским указам президента, должны к 2024 году заниматься спортом. До этого срока времени немного. И именно поэтому мы сейчас государству интересны. Но останется ли этот интерес после 2024 года, сказать трудно. Поэтому мы сейчас должны оседлать эту волну интереса к нам и получить для отрасли, которая низкомаржинальна, определенные преференции.

Добавить комментарий